shalena ukra
shaman
не могу перестать охуевать с девушки, которая на сценах с целующимися мужиками орала на весь зал «твою мать» и «да ебтвою». и даже нашлись дебилы, которым такие комментарии были ахуенно смешными.
типа это как вообще? ты на какой фильм шла? думала святого и непорочного увидеть?
мрак

хотела бы, чтобы эту подругу кто-то на «зови меня своим именем» завел.
0
shaman

эти глаза.

0
shaman
хотела бы, чтобы в честь меня назвали торт.
0
shaman

это хорошо

0
Haradrim
У пустоты белый цвет. Да.
Я не помню откуда я это знаю. Я ли это сказал? Кто-то другой? Почему белый?
Я не знаю.
Но я чувствую, что посреди чёрной земли. Чёрной настолько, словно её и нет вовсе - только белый цвет воплощает ничто.
Посреди этой черноты растёт башня. Башня из чёрного пламени, плотного настолько, что по нему можно ходить, что я собственно говоря и делаю. Вокруг башни парят камни сатурновым кольцом. Я не помню, что такое Сатурн. Это слово откуда-то из прошлого. Прошлого, которое теряется с каждым моментом времени. Если оно вообще здесь существует.
Если оно вообще существует.
На вершине башни чёрный обугленный символ, похожий на коготь орла.
Орёл. Я не помню что это. И вряд ли помню, что такое коготь. Но вокруг этого когтя вращаются восемь чёрных звёзд. Они жмутся к другу - по четыре на каждом полюсе. Они ярко светятся в своей черноте на фоне красных, чёрных, белых всполохов, похожие на прилив или биение сердца.
Оно прекрасно и изменчиво - это небо. Также изменчиво, как статично пламя чёрной башни.
Когда-то давно, когда я помнил что это неестественно и это сводило меня с ума - я ненавидел его. А сейчас я не помню собственного имени. И уж точно не помню, что естественно.
Я такой не единственный в этой башне. Много гостей и заключённых бродят по закоулкам и комнатам безликие и молчаливые. Они не видят друг друга, но никогда друг другу не мешают. Они тоже лишены памяти и даже самих себя.
Многие из них оказались в башне гораздо позже, чем я. Но она стёрла их.
Я не знаю, что отличает меня от них.
И не считаю важным.
Но я знаю, что когда башня стирает кого-то полностью- он рождается снова. Рождается прямо в башне и двери, что всегда закрыты - открываются по его желанию. Имеет значение только какую дверь он откроет первой. Куда ведут эти двери - я не знаю. Но я не помню, чтобы их когда-либо открывали с другой стороны.
Я знаю, что башня не может стереть меня.
И я захотел, чтобы что-то отличало меня от остальных.
Я захотел себе имя.
swamprunner7
swamprunner7

Russell Shaw - Bowerstone

PressureVascular

То, что заставляет сердце биться чаще.

0
Polaris

Смотри, Большая Медведица!
Черногория

shaman
Напридумывала миллион подарков всем, жду праздников как соловей лета.
2
shaman
не устаю благодарить высшие силы за то, что подарили миру и лично мне такую одиозную личность как Льва.
с его вечными приключениями на ровном месте и историями из жзл.
"Никому не хотел рассказывать, но ты так очкуешь, шо не могу иначе. Ты не парься, я в первый день на работе вообще начальника не видел. Да и никого не видел. Я накануне рыбы какой-то хуевой нажрался так, шо весь робочий день в параше зажигал. Прэдставляешь какая у меня теперь репутация?"
kresnik
BlackBabylon
За что можно любить дождь, тучи и сильный ветер.
Если представить красный куб в белой комнате.
В этой комнате не видно стен, не видно пола, не видно и потолка, взгляду до них не добраться. Красный куб повис в белом пространстве. Он всегда находится на одном и том же расстоянии от глаза. Вместе с кубом, если его условно переместить, перемещается и "точка зрения", ракурс наблюдения остается также неизменным. Смысл его пребывания там может представлять собой что угодно. Непонятно, двигается ли он, или замер в воздухе. Большой это куб, или он размером с горошину? Единственный ли цвет красный, не считая белого, возможен в этой белой комнате? Все это непонятно. Но непонятно это до тех пор, пока рядом не окажется второй куб - черный. Он будет больше красного, и расстояние между ними может и будет изменяться. С этой минуты смысл пребывания красного куба в белой комнате перестал быть таким размытым, каким он был раньше. Теперь понятно, что какой-то из двух кубов двигается в этом пространстве, так как расстояние между ними постоянно меняется. Ясно стало и то, что красный цвет не единственно возможный в этой комнате. Также прояснилось, что красный куб меньше черного. Но мы по-прежнему не понимаем, какой из кубов двигается, а какой находиться в состоянии покоя. Если поместить в белую комнату любой другой предмет, например голубой шар, который будет больше черного куба, и представить, что такой предмет по сути своей двигаться в белой комнате не может, то теперь мы увидим, какой из кубов перемещается в пространстве, а какой остается неподвижным, красный или черный. Допустим, что перемещающимся кубом стал красный. О красном кубе стало известно немного больше. Смысл пребывания красного куба в белой комнате стал намного значительнее, чем был раньше. Теперь мы можем сказать, что в комнате есть маленький красный куб, который двигается. Можно предположить, что у красного куба есть цель или какая-то функция среди всех этих предметов. Куда-то же он все-таки двигается, почему-то же он красный и вдруг такого маленького размера, по крайней мере он меньше остальных предметов в белой комнате. Вся эта картина обрела какой-никакой смысл, обрела форму маленького, красного, движущегося кубика, когда раньше мы могли только догадываться и придумывать ему какие-либо странные свойства, которые он возможно иметь себе не хотел бы. Можно и дальше задавать всякие вопросы, потому что их в белой комнате большое количество, так же как и ответов на эти самые вопросы, но это уже не так важно. Представим, что в этой истории о том, о чем хотели, мы уже узнали.
Смысл существования нашего куба, его значение, зависят от окружающих его предметов, то, каким он будет по отношению к эти предметам, зависит от того, какими будут эти предметы по отношению к нему.
Таким образом, смысл одного человека, его значение, зависят от окружающих его людей, то, каким он будет по отношению к этим людям, зависит от того, какими будут по отношению к этому человеку остальные.
Человек не может быть значимым только для самого себя, ему нужно быть значимым и среди других, для других. Быть значимым человек нуждается не только в больших делах, но стремиться быть таковым везде, в каждой мысли, в каждом шаге, в каждом слове, до того устремлен к этому, что даже нехотя становиться таким в каждой своей нелепице, в своем Уме, в своей безграничной глупости, в своем невежестве, в каждом своем поступке и в каждой идее, думая, что вместе с этим преподносит всем нечто исключительное. И конечно найдутся этому всему почитатели. Это все мы. Все мы этим занимаемся. Каждый день мы методично и скурпулезно преподносим друг другу куски своего дерьма. Сопли, никчемные достижения, жалкие рассуждения, быссмысленные приобретения, мнения и хвастовства, взгляды и жесты, запахи и звуки, думая, что это кому-то нужно. Все это ради того, чтобы иметь хоть какое-то значение. Чем по-настоящему ценным люди делятся друг с другом, импульсивным, мощным, чистым и первозданным, каким искусством? Ничего человеку по истине стоющего не нужно. То, на что человек тратит драгоценное время и что его интересует, на это все отвратительно смотреть, от этого тошнит и от этого жутко смешно. Клоуны. То, что люди делают по отношению к другим людям, я оцениваю как "ебаное дерьмо" и в той белой комнате, по отношению к наблюдателю, вы теперь - ебаное дерьмо.
Но вдруг небо затянут темные тучи, и сильный ветер поднимет летнюю пыль, раскачает деревья, хлынет дождь. Люди спрячутся под козырьки зданий, притихнут, и не дождавшись этому всему конца, робко умчатся домой, промокнув до нитки. Словно никого не осталось теперь в живых, а в воздухе пахнет свободой и слышен лишь шум дождя. Стоит выйти на улицу и найти человека, любого. На него смотришь, и не видишь никого вокруг, он молчит. Дождь смыл всех людей в городе, прогнал и запер, остался только один. Он молчит и смотрит на дождь. Смысл его пребывания там может представлять собой что угодно. Великий ли он, чувствующий, справедливый, или он малодушен и никчемен? Единственный он такой, кто смотрит на дождь, или нет? Значение этого человека минимально, смысл его нахождения здесь непонятен, ведь рядом никого нет, а по отношению к никому он остается никем. Можно только догадываться и придумывать ему какие-либо странные свойства и характеристики, которые он возможно иметь себе не хотел бы. Можно и дальше задавать всякие вопросы, потому что их в белой комнате несметное количество, так же как и ответов на эти самые вопросы, но это уже не так важно. Представим, что в этой истории о том, о чем хотели, мы уже узнали, кроме кое-чего одного, того, о чем мы и знать не могли, и сказать нам об этом никто не мог. Об этом знает лишь тот человек, потому что он это чувствует, чувствует, что в эту минуту свободен, а потому по отношению к смотрящему он прекрасен.
Многое о нем будет непонятно, но только до тех пор, пока рядом не появятся другие. Но они не появятся, а если и да, то не скоро, потому что в комнату помещен предмет, благодаря которому, предположим, в ней больше никто не окажется. Пусть это будет дождь.
6
Haradrim
Чувствую себя превосходно. Словно шелуха с меня слезают мысли налипшие за этот год.
Насыщенность событиями, маленькие приключения - воодушевляют. У меня нет никаких планов, но мои пожелания сбываются слишком быстро.
Захожу в первый же книжный - нахожу книгу, которой ещё нет в Москве.
Заглядываю в витрину неприметного магазина - нахожу нужную мне рубашку, ещё и 50% скидкой. Прохожу мимо кассы - вижу продаются билеты на старого сказочника Княzzь.
Ветра удачи просто живут в моих парусах, но видимо они особенно сильны, когда я вдалеке от гаваней серых дней.

Чувствую себя бессмертным бродягой.
А ещё я нашёл ответ. В своих импровизациях - я просто неподвластен инерции.
Вопрос теперь не актуален. Немного же мне оказалось нужно.

Всём ветров удачи в ваши паруса!)
5
romb
Зарядка - фигня, мятный чай на балконе - фигня, порядок и уборка - фигня, веселые песни - фигня, мороженное из детства - фигня, а вместе - нет.
0